Размер шрифта:
Цвета сайта:
Настройки:

Интервал между буквами (Кернинг):

Стандартный Средний Большой

Размер шрифта:

14 20 28

Новости

Цикл публикаций "ИСТОРИЯ РУССКОЙ СВАДЬБЫ"

08.07.2020

Свадьба – очень важный момент в жизни человека. Она является началом новой семейной жизни двух людей. Конечно, обряды и обычаи, характерные для предсвадебного периода, а так же самой свадьбы, не всегда были одинаковыми. На протяжении многих веков эти обряды и обычаи трансформировались, некоторые из них и вовсе исчезли.

Старинная русская свадьба - это целый спектакль, сложный по своему составу, самый богатый в художественном отношении обряд. В нём есть все, что положено иметь драматическому представлению: тема — бракосочетание; действующие лица — жених, невеста, сват, сваха, дружка и многие другие персонажи; традиционная композиция — четыре акта (сватовство, приготовление к свадьбе, свадьба как кульминация «спектакля» и послесвадебные обряды); множество картин — сговор, смотрины, рукобитие, баня, девичник, отъезд к венцу, княжий стол, отводы и многое другое; драматический конфликт (если даже невеста выходила замуж по любви, все равно возникала драматическая ситуация, так как свадьба должна разлучить девушку с отчим домом, с молодостью и беззаботной жизнью). Мы с вами посмотрим на этот свадебный "спектакль".

НАЧАЛЬНЫЕ ЭТАПЫ СВАДЬБЫ

Когда парню исполнялось 17—18 лет, родители поду­мывали о том, что в дом надо брать невестку. О согласии в те, теперь уже кажущиеся далекими времена, детей не спрашивали. И девушка, и парень в этом отношении нахо­дились в относительно равном положении.  Обычно девушку выдавали замуж в 17—18 лет. К этому времени она была уже вполне зрелым человеком. Существовали достаточно определенные представления о возрастных возможностях и обязанностях девушек. С 9—10 лет она уже сознавала, что ей со временем предстоит замужество, и к этому надо заблаговременно готовиться, и она начинала  принимать посильное участие в приготовлении собственного прида­ного. К 13—14 годам происходило полное приобщение девушки к семейному быту, обычаям и обрядам; она учится всем женским работам — прядению, тка­честву, уходу за скотом, печению хлебов и приготовлению пищи; познает годовой цикл обрядов и обычаев, связанных с бытовой и праздничной сторонами жизни. Девушка учит­ся песням, свадебным и похоронным причитаниям, а ино­гда и сама принимает участие в пении, особенно, если в семье есть хорошие песенницы.

Решающее слово в выборе невесты принадлежало ро­дителям, а они исходили не из интересов любовного чув­ства брачующихся (были, конечно, и исключения), а  из здравого смысла. Выбирали тщательно, взвешивали все качества не только невесты, но и ее рода, руководствуясь народным опытом: «Выбирай корову по рогам, а девку по родам», "Жену выбирай не глазами, а ушами (по доброй славе)". Учиты­валось все: и хозяйственность семьи, и моральные каче­ства и трудолюбие девушки, и не в последнюю очередь ее внешние данные. Родители, имевшие дочерей на «выда­нье», так же не были безразличны к жениху. Учитывались деловые качества парня, нравственные устои его семьи ("Ка­кой пень, таковы и отростки"), его поведение, внешность, хотя отношение к ней и не было столь придирчивым, как к внешности девушки.

Сватовство.

Выбрав невесту, посылали сватов. Кто ими был? Стро­гого порядка здесь не наблюдалось. В одних деревнях сва­таться шли отец, мать, сам жених — в роли свахи и свата. В дру­гих деревнях отец жениха, его крестный, родственник или уважаемый в деревне чело­век, умеющий "вести дело" и "красно" говорить и расхва­ливать жениха и его семью.

Традиционное время свадеб – Покров, зимний мя­соед. Могли они играться и в другое время, но не в пост. Были случаи, когда невесту засватали в пост, а свадьбу играли весною. По-разному смотрели на воз­можность свадьбы в Пасхальные дни: в одних деревнях свадьбы играли (на третий день праздника), в дру­гих — считалось делом предосудительным.

Надо было знать, в какие дни «идти в сваты». Нельзя было свататься в понедельник (тяжелый день), в среду и пятницу (постные дни) — для сватовства эти дни счита­лись неудачными. Суеверное отношение к названным дням недели было едва ли не во всех деревнях. Лучшими днями для сватовства считались суббота и воскресенье. Сваты направлялись вечером, шли молча, чтобы поменьше кто видел и слышал, шли не прямой, а окольной доро­гой, даже задворками, опасаясь не только соседей, но и нечистой силы и «дурного глаза». Большая роль от­водилась оберегам. Сваха несла в кармане запертый за­мок, сваты одевали разные сапоги, если еха­ли в зимнее время, то в сани клали поленья дров,  старые лапти - все это было рассчитано на благополучный результат сватовства. Родители невесты в одних случаях извещались, что к ним придут сваты, в других — сваты приходили неожиданно. Переступив порог дома, сваты крестились, кланялись хозяевам. Сватов просили пройти и сесть. Сесть они долж­ны были обязательно на "удельную скамью" (с правой сто­роны избы), недалеко от порога. Начались разговоры. Сначала на посторонние темы, а за­тем, осмелев, сваты уже приступали к делу. Пошел в ход какой-либо один из следующих, записанных в разных де­ревнях приговоров:

"Мы приехали не лапти плесть, а родню завесть", "Ваш товар, наш купец". В ответ: "У вас денег не хватит!" — "Любая цена! Выкупим!". Эти приме­ры (а их число значительно больше) — не только форма народной дипломатии, так необходимая для начала пере­говоров, но и средство защиты от злых сил, могущих поме­шать благополучному исходу сватовства. Как отвечали родители невесты? В случае решительного согласия вы­дать дочь замуж родители, ответив каким-нибудь добрым словом на приветствие сватов, выражают свое согласие на их предложение.— Ну, что же, я к вам пришел в сваты. — Ну, так что же, давай же Бог добрый час!.. Мы жили, не смешили людей, пусть и они так живут, как мы!..

Нередко были и такие случаи, когда при первом прихо­де сватов прямой ответ откладывался: «Подумаем, посове­туемся, сообщим!» Иногда это была форма отказа, иногда это делалось для того, чтобы выиграть время и через рас­спросы ознакомиться с женихом и его семьей в том случае, если жених был из дальней деревни. Иногда следовал и прямой отказ. Естественно, это вызывало раздражение сватов, и они, уходя, нередко закрывали дверь избы зад­ним местом — чтобы никто не пришел в этот дом в сваты. Негодным сватам подруги невесты тоже старались навредить: к саням привязывали шест, коню обстригали хвост. Но и о себе заботились. Если под Новый год к кому-нибудь в деревне приезжали сваты, то девушки к их саням подвешивали свои ленты, чтобы в девках не заси­деться.

В деревнях неукоснительно соблюдалось правило: млад­шую дочь не отдавали замуж, пока не выйдет замуж стар­шая. Сватам говорили: «Не с того боку зашли», "Через сноп не молотят"; иногда парень сватался к младшей, а за него отдавали старшую сестру. Тогда сестры до конца своей жизни сердились друг на друга.

Известны многочисленные случаи, когда родители от­казывались выдать дочь замуж единственно по той причи­не, что жених был из богатой семьи — «не по росту», дочь будет служанкой. Если дело шло "по чину", сваты приглашались к столу. Как правило, они привозили с собой водку. Хозяева ставили на стол закуску.

А что же невеста? Пока за столом шли разговоры о житье-бытье, она сидела в другой комнате или находилась на печи, пока ее не позовут. Сидение на печи — не иначе, как отголосок древних верований, свя­занных со значением печи как семейного очага. Был такой обычай, невеста влезает на печь, а сваты упрашивают ее сойти вниз: если она спустится с печи, то этим выразит свое согласие на брак, т. е. заявит готовность покинуть семейный очаг и перейти в дом жениха.

Особенно для невесты щекотлив был вопрос, когда речь за столом заходила о приданом. Вдруг сваты запросят при­даное большое — и дело тут не только в том, что оно может быть обременительным для семьи; здесь примешивается и другое, еще более огорчительное: она хорошо знает, что если невеста не нравится родителям жениха, то приданое они запрашивают большое — так уж повелось. Невесту звали, когда уже родители ее и сваты догово­рятся, чтобы она и жених поговорили между собой. Не всегда в лад шли эти переговоры, и не всегда девушка выходила замуж по своей охоте.

Смотрины.  

                                                     

За сватовством следовали смотрины, т. е. знакомство с хозяйством жениха, и проводились они в том случае, если жених был из другой деревни, и стороны, которым пред­стояло породниться, не знали друг друга. Приезжали не­ожиданно, обычно через неделю (а то и через два-три дня) после просватанья, для жениха и его семьи это был весьма ответственный момент: от него нередко зависело, быть или не быть свадьбе. На смотрины ехали мать невесты, крест­ная мать, кто-нибудь из родственников, иногда подруга не­весты. Приезжих интересовало все: какова пост­ройка — крепка ли, была ли в доме мебель, посуда, чисто ли в доме; зажиточна ли семья: сколько и какой имела земли, сколько скота, имелось ли  в доме в достаточном количестве зерна и муки и пр. За гостевой стол при­езжие садились только в том случае, если все при осмотре понравилось. Но были и осложнения. Необходимым достатком обладала далеко не каждая семья.  Нередко были случаи, когда осматриваемая сторона прибегала к явному обману: в дом жениха приносили вещи, взятые на время у соседей, или приводили во двор что-нибудь из чужого скота.

 Если же все шло «по чину», то определялось время для проведения рукобитья, богомолья и сговора. В содержа­нии этих этапов свадьбы не было единообразия. Но все же заметно, что по мере упрощения свадебного ритуала все три названные его части проводились одновременно. Перед богомольем жених и неве­ста шли в церковь, там священник их причащал, давал советы. По распространенному варианту события раз­вивались следующим образом. Собирались в доме невесты ее ближайшие родственники и родственники жениха, обя­зательна присутствовали крестные с той и другой стороны. Зажигалась свеча перед иконой, молились.

Рукобитье сводилось к тому, что родители или крестные жениха и невесты брались за руки "крест на крест" и крепко их пожимали, руки при этом прикрыва­лись шубной полой ,— все это означало, что договор о свадьбе вступал в силу.

На сговоре договаривались о дне свадьбы, о том, сколь­ко будет гостей и кто, о расходах с каждой стороны.

Совершившийся сговор вносил существенные измене­ния в прежнюю регламентацию семейной жизни. В семье были заняты приготовлением к свадьбе. Девушка считалась теперь сговоренкой. Звание сговоренки требовало своих правил в поведе­нии. Она должна была вести себя сдержанно, если была рада своей свадьбе, то не должна была этого показывать. Волосы заплетались в одну косу, так она должна была ходить до самой свадьбы. Ни в коем случае не простоволосой, а в платочке. Это связано с рас­пространенным повернем о злом начале, заключенном в незакрытых женских волосах: они могут вызвать неурожай, падеж скота и прочие несчастья; простоволосость расцени­валась в деревенском обществе и как признак вольного поведения. Тотчас после сговора невеста начи­нала причитать, и ее «вытье» происходило до самого отъез­да свадебного поезда к венцу. Если девушка даже охотой шла замуж и радовалась, а все равно "вывыться" по­лагалось. "Не наплачешься за столом — наплачешься за столбом" — гласит пословица.

Опасаясь "сглазу", сговоренка старалась поменьше показываться на улице.

Надо было оберегаться "погуленки", так называли де­вушек с которыми парни гуляли, а женились на других, они прибегали к разного рода заговорам, могли навести любую «порчу» на жениха или невесту, пользуясь услугами колдунов.

Важнейшей  заботой  сговоренки  было  приданое. Надо было приготовить себе свадебную одежду - пре­дусмотреть, что подарить жениху, его родителям и род­ственникам. Готовить приданое сговоренке помогали ее подруги, лишний раз своим участием напоминая ей о скором рас­ставании с "волей девичьей".

Содержание приданого зависело, конечно, от достатка семьи. Из одежды в состоятельной семье в приданое вхо­дило: шубники, праздничная и будничная одежда, полови­ки, полотно (чем больше, чем лучше), летняя, осенняя, зим­няя одежда.  Особенно занимала невесту подготовка постели, в нее входило одеяло, три-четыре подушки (позднее и перина), непременно вышитый подзор (им занавешивалась кровать до пола) и пр. По правилам свадебного обряда невеста должна была сшить жениху верхнюю и нижнюю рубашки и кальсоны, которые передавала ему или она сама или ее подруга. Распространен был обычай осмотра приданого женщинами-односельчанками, придирчиво оценивались добротность предметов и их эсте­тические качества — красота и тщательность вышивок и вязание кружев. К положенному сроку заканчивалось приготовление "сундука". Наступило время последнего обрядового вече­ра невесты в доме родителей — девичника.

Продолжение следует....

Назад

Руднянский исторический музей

Тел.: +7 (48141) 4-22-41
Электронная почта: muzeum2014@yandex.ru



Анонсы мероприятий и 

выставок


НОЯБРЬ














 

 

© Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Руднянский исторический музей», 2020

 

Web-canape — создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | Карта сайта | Интернет-приемная

Адрес: 216790, Смоленская обл., г.Рудня, ул.Киреева, д.48-а
Телефон: +7 (48141) 4-22-41
E-mail: muzeum2014@yandex.ru