Размер шрифта:
Цвета сайта:
Настройки:

Интервал между буквами (Кернинг):

Стандартный Средний Большой

Размер шрифта:

14 20 28

Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Руднянский исторический музей»
Версия для слабовидящих

Сожженные деревни Руднянского района

С​ожженные деревни Руднянского района

В Руднянском районе были уничтожены 44 деревни.

Полностью сожжены 15 деревень, частично – 10. Сожжены они были не в ходе боев, а специально, по приказу гитлеровских властей.

15 марта 1942 года сожжены деревни Бордадыны, Бернак, Поздняки, Трусы, Кудино, Мервино. Сожжены 11 человек из этих деревень и 3 человека из д.Беляево Велижского района.

13 ноября 1942 г. гитлеровцы окружили д.Борисенки и подожгли ее со всех сторон. 14 ноября 1942 г. каратели расстреляли 45 жителей этой деревни.

В 1942 г. сожжены д.Изубри (в огонь брошено 10 детей и 5 стариков), Блажкино, Морги, Старая Стрелка.

11 февраля 1943 г. сожжены вместе с жителями д.Шарино (сожжено 37 человек) и д.Марково (сожжено 46 человек).

9 октября 1943 г. при отступлении немецкие захватчики подожгли дома д.Зорчино Любавичского сельсовета, двоих из жителей деревни бросили в горящие дома и сожгли.

д.Ольша – гитлеровцы сожгли деревню и бросили в горящие избы 12 детей, которые заживо сгорели.

д.Рокот сожжена дотла, 16 граждан расстреляно, 12 избито до полусмерти.

д.Мервино.

15 февраля 1942 года Немцы готовили вторую линию обороны перед наступающими советскими войсками Калининского фронта. Жителей выгнали из домов. Восточную часть деревни, где располагалось около 100 домов, подожгли. Людей, попытавшихся укрыться в бане недалеко от речушки, взрослых и детей, немецкие солдаты забросали гранатами и подожгли, а тех, кому удалось выскочить из бани – расстреляли.

Трагедия Борисенок

Примером бесчеловечности по отношению к нашему народу может служить кровавая расправа гитлеровцев над населением д.Борисенки на Понизовщине, совершенная ими осенью 1942 г.

Борисенки – небольшая деревенька, менее двух десятков дворов. В полкилометре уже земли Белоруссии, в двух километрах лесной массив Конищевка, столько же – до р.Каспля.

В начале 1942 г. в соседних белорусских деревнях и в лесу обосновались партизаны бригады Алексея Донукалова, а на восток до самых Борков образовалась партизанская зона 17-й Смоленской бригады(комбриг с 09.42 по 01.43 Шестопалов). Жители Борисенок помогали партизанам. Несколько не призванных в армию мужчин вступили в ряды народных мстителей.

11 ноября 1942 г. огромными силами регулярных войск при поддержке танков и артиллерии, гитлеровцы со всех сторон вторглись в пределы партизанского края. Чтобы не подвергать опасности жителей, партизаны ушли в лес, где около недели вели ожесточенные бои. Над населением деревень партизанской зоны гитлеровцы учинили кровавую расправу. Были убиты многие десятки советских людей, в основном женщины и дети. Партизанские семьи уничтожались до единого человека, деревни сжигались дотла. Наиболее трагичная участь постигла д.Борисенки.

13 ноября каратели окружили деревню и подожгли ее со всех сторон, а выбежавших из горящих хат жителей согнали на околицу и повели в сторону Суража. В Дятлах и Рябове к ним присоединили большую часть населения этих деревень. Охрана состояла в основном из суражских полицаев. Видя во всем этом благоприятные возможности для побега, Корольков Сидор подговорил односельчан вернуться назад. Мелкими группами и поодиночке они незамеченными покинули колонну узников и собрались в условленном месте. Отказались от побега только Ходченков Никита и его большая семья, все еще надеясь, что им, ни в чем не повинным старикам, женщинам, детям, немцы ничего плохого не сделают.

По полям и кустарникам привел до рассвета Сидор Васильевич односельчан на пепелище своей деревни. Уцелела лишь одна баня у ручья на краю деревни. В ней и разместились. Во второй половине дня Санька лет 15, сын Сидора Королькова упросил отца разрешить ему выйти хоть ненадолго. Хотел найти картошки на пепелище. Увлекся поиском и не заметил, как со стороны Мартиново почти вплотную подошли каратели. Его обступили «Кто ты? Где партизаны?» Молчал Санька. Его били, вонзили штык в живот. Он закричал. Мать Саньки, Анна Григорьевна, как безумная вырвалась из бани, кинулась к нему и была расстреляна из автомата. Прижав к груди 8-летнюю дочь Лидочку, Сидор вышел навстречу фашистам.

Каратели открыли огонь по бане. Оттуда выбегали люди, но всех настигли пули. В бане осталась жива 7-летняя Таня Ходченкова, она закрылась руками, по этим рукам в упор ее и расстреляли.Лежали трупы около трех недель. Хоронить их было некому.

Не обошла беда и Никиту Ходченкова с его семьей. В этот же день он, его жена, сестра, пятеро детей – Мария, Таня, Павел, Ксения и 11-месячный внук были расстреляны у д.Будянка под Суражем.

Живым свидетелем осталась чудом уцелевшая Дорощенкова Матрена. Когда гитлеровцы начали стрелять по бане, она вместе с первыми убитыми упала на пол и оказалась придавленной телами. Так и лежала в полузабытьи, не подавая признаков жизни даже тогда, когда на неёнаступали гитлеровцы.

Только с наступлением темноты она перебралась в другую деревню. Однако уже не смогла оправиться от перенесенного душевного потрясения, тяжело заболела и вскоре умерла, оставив людям этот рассказ о чудовищном преступлении фашистских захватчиков.​​​​

ОГНЕННЫЕ ДЕРЕВНИ ШАРИНО И МАРКОВО

11 февраля 1943 года немецкий карательный отряд за связь с партизанами совершил жестокую расправу над жителями д.Шарино и д.Марково. Эти две деревни повторили участь белорусской Хатыни. В д.Марково расстреляны и сожжены заживо 45 мирных жителей, в д.Шарино – 37 человек.

Весной и летом 1942 года партизанская бригада Заслонова дислоцировалась в деревнях Руднянского района Шарино, Марково, Дрягели и Цигельня и оттуда вела диверсионную работу на железнодорожных и шоссейных магистралях Орша-Витебск, Орша-Смоленск, Витебск-Смоленск, нападала на вражеские гарнизоны и полицейские участки. В августе 1942 г. гитлеровское командование организовало экспедицию «Гриф», в которой участвовали полки 286-ой охранной дивизии, специально сформированный карательный полк. Враг ставил задачу оттеснить партизан от железных и шоссейных дорог, окружить их южнее Богушевска и уничтожить.

Наступление началось 17 августа. И сразу же развернулись жестокие бои возле деревень Шарино, Марково, Дрягили, Цегельня, Заолище, Озеры и в др. Фашистское командование перед этим наступлением напоило солдат, которые в пьяном психозе шли напролом.И хотя партизаны стойко удерживали свои позиции, все же немцам удалось окружить бригаду К.Заслонова. Однако в неравном бою народные мстители не растерялись и смелой контратакой отбросили противника, прорвали блокаду и ушли в леса.

«Деревни Шарино и Марково были в лесу и нас часто навещали партизаны из отряда Соколова, полка Садчикова, заходили для отдыха партизаны бригады К.Заслонова» - со слезами на глазах вспоминала Варвара Федоровна Гордеенкова. Жители деревень снабжали партизан хлебом, солью, собирали теплую одежду, ухаживали за ранеными.

Всем запомнилась августовская блокада. Палили пушки, рвались снаряды и мины, стрекотали автоматы. В Шарино и Марково было разрушено снарядами несколько домов, людских жертв не было. И когда партизаны вырвались из окружения, немцы ушли.

Зверская расправа была учинена позже, 11 февраля 1943 г. Шарино и Марково повторили участь белорусской Хатыни. В д.Марково расстреляны и сожжены заживо 45 мирных жителей, в д.Шарино – 37 человек.

Война увела за собой почти всех мужчин. Остались в деревнях женщины-солдатки, старики да дети. Перед утренним рассветом в 5 часов утра деревни были окружены карательной командой, состоящей из 10-15 немцев и 60 полицейских из соседних сел и Демидовского района.

Оккупанты вместе с полицейскими врывались в дома, учиняли расправу над местными жителями. Фашисты стали грабить их добро. Горели дома, хозяйственные постройки и вместе с ними горели трупы женщин, стариков, детей. Деревни горели более суток. Дувший ветер доносил в соседние деревни удушливый запах.

Свидетель Изотова Мария Максимовна, жительница д.Скворцы Красновского сельсовета рассказывала:

«11 февраля 1943 года в нашу деревню прибыл карательный немецкий отряд в количестве до 150 человек. Командир этого карательного отряда, фамилии которого не знаю, приказал под страхом смерти собрать в деревне всех лошадей и когда лошади были собраны и запряжены, немецкий офицер отобрал по количеству лошадей 12 жителей нашей деревни, которым приказал вести лошадей в д.Шарино. Что же касается немецких солдат, то на каждые сани сели примерно по 5 человек. Приехав в указанную деревню, немецкие солдаты разбежались по домам и занялись грабежом... Когда же все было отобрано у крестьян, их собрали в дом, принадлежавший Панкратенковой Агриппине, дверь дома заперли на замок, у каждого окна был выставлен солдат, после чего дом подожгли. Остальные солдаты подожгли другие дома. Во время пожара в дом, где находились люди, через окна солдаты бросали гранаты и стреляли из автоматов. Люди кричали и плакали и все они на моих глазах сгорели. От этого дома нас не прогоняли. Всего в доме сгорело примерно40-45 женщин и детей. В живых из деревни случайно остались только три человека, которые в это время были далеко от своего дома.

В огне погибли Панкратенкова Мария 27 лет и 4 детей в возрасте до 9 лет (Соня – 9 лет, Михаил – 7, Вера – 4 и Лида – 2 года). Панкратенкова Агриппина 50 лет, ее дочь Настя 17 лет и ребенок 2 лет – Тома. Панкратенкова Фекла 30 лет и ее дети: Витя – 2 года и Сережа – 1 год, а также многие другие.Вся деревня Шарино была сожжена, и немцы заставляли меня и других граждан глядеть на это зрелище».

Из Шарино каратели направились в Марково. Там повторилась то же самое: 45 человек согнали в коровник и подожгли его.

Люди пытались спастись от ужасной смерти. 17-летняя Аня Панкратенкова через погреб сумела выбраться из дома. Ее обстреляли, облили керосином и подожгли. Ее спас партизан Иван Климович Вититнев. Когда каратели ушли, подобрал ее и увез в деревню Келово. Там ее вылечили народными средствами. Спаслась тем же путем и ее сестра 22-летняя Анастасия Медведева, ее также обстреляли. Умерла она уже у партизан.

В живых остались жители д.Марково Гордеенковы: Даниил Михайлович и Агафья Андреевна. Агафья Андреевна была в райцентре (ушла регистрировать родившегося внука), а Даниил Михайлович ушел в лес за хворостом. С осени 1943 года Гордеенковы поселились в д.Мохначи, что находилась в километрах двух от родной деревни. Они до последних своих дней ходили навещать односельчан на месте захоронения, уже после войны был установлен скромный обелиск. Подобный есть и в Шарино.

После освобождения Руднянского района Красной армией осталось два пепелища, на котором некому было начинать новую жизнь. Так и остались два черных пятна вместо деревень Шарино иМарково (ветеран С.Гапонов Заветы Ильича. – 1990. – 10-12 апреля).

В октябре 1943 года советские войска освободили западные районы Смоленщины. Части 31-й армии пришли на то место, где недавно были д.Шарино и Марково. У могилы собрались капитаны Оксеонов Н.М., Скрыпник Е.П., военные врачи Замкопников Б.П. и Кременская Н.П., уцелевшая жительница Ладохина А.Д. Собрался народ, и составили акт, который гласил «произведенной раскопкой из ямы были извлечены до десятка обгоревших трупов, по заключению врачей, люди скончались от огня. Кроме этого указанного количества людей, в яме оказалось множество сожженных женщин и детей, трупы которых начали разлагаться».

Теперь нам стало известно, что одним из главных виновников случившегося был бывший начальник оперативного управления генерального штаба гитлеровской армии Адольф Хойзингер.

9 мая 1967 года к памятнику пришли жители окрестных деревень – Волково, Мохначи, Соловьи колхоза «Большевик». Ровно в 11 часов секретарь парторганизации колхоза тов. Владимиренков открывает митинг.

Выступают учителя Волковской школы Захаренков и Ховренкова, школьница Зоя Коротченкова, секретарь РК ВЛКСМ Явойш.К памятнику склоняется Даниил Михайлович Гордеенков. Сын его Яков Данилович в годы войны был партизаном. И фашисты, чтобы отомстить партизану, сожгли заживо 26 его родственников.Председатель Любавичского сельсовета т.Макова и председатель колхоза «Большевик» т.Михеенков снимают покрывало с памятника. На мемориальной доске золотом горят слова «Здесь захоронено 45 жителей д.Марково, заживо сожженных фашистскими извергами за связь с партизанами. Вечная память мужественным патриотам Родины». Пройдут века, но люди никогда не забудут трагедию деревень Шарино и Марково.

     

Памятный знак.

На данный момент согласно административно-территориальному делению д.Шарино относится к Краснинскому району Смоленской области. д.Марково по-прежнему относится к Руднянскому району. Данное место юго-западней д. Волково Любавичского сельского поселения Руднянского района Смоленской области. В этом месте находится братская могила заживо сожженных жителей и установлен памятный знак.

Площадка обнесена металлической оградой на массивных кирпичных столбах в серой штукатурке. Столбы прямоугольные 1,2х0,3х0,3м. Вход с восточной стороны. В центре надгробие 2,5х1,5х0,2м. В западной части могилы памятный знак прямоугольной формы. На восточной стороне надпись: «Жертвам фашизма – жителям деревень Марково и Шарино, заживо сожженным оккупантами 11.02.1943 г. От благодарных потомков».

   

Руднянский исторический музей

Тел.: +7 (48141) 5-07-66
Электронная почта: muzeum2014@yandex.ru



Анонсы мероприятий и
выставок

ИЮНЬ
















 

 

© Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Руднянский исторический музей», 2023

 

Web-canape — создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | Карта сайта | Интернет-приемная

Адрес: 216790, Смоленская обл., г.Рудня, ул.Киреева, д.48-а
Телефон: +7 (48141) 4-22-41
E-mail: muzeum2014@yandex.ru