Нормандия-Неман

                                                     В НЕБЕСАХ МЫ ЛЕТАЛИ ОДНИХ                         

Скромный этот памятник у деревни Дубровка вряд ли привлечет внимание случайного прохожего-проезжего. А вот поле, расстилающееся до дальней кромки леса, наверняка, понравится: ровное, просторное, широкое...

Что же это за место такое знаменитое, куда привозили роскошные букеты цветов из самого Парижа?

Спросите об этом у старожилов, жителей Дубровки. Они расскажут о том, как весной 1944 года почти два месяца находился здесь знаменитый авиаполк «Нормандия-Неман».

В конце 1942 года, когда героическая Красная Армия после упорной обороны на Волге перешла в контрнаступление, в Советский Союз прилетела первая группа французских добровольцев-авиаторов, чтобы в открытом бою сразиться с ненавистным врагом - германским фашизмом. Поверженная Франция переживала тогда тяжелое время война и поражение принесли ей неисчислимые бедствия. На полях сражении пали тысячи лучших ее сыновей. Две трети территории Франции были заняты германскими войсками. Находясь под гнетом немецко-фашистских оккупантов, свободолюбивый французский народ не прекращал борьбы против них. Чтобы окончательно сломить волю французского народа к сопротивлению, немецко-фашистские оккупационные власти и продавшееся им правительство Виши установили во Франции кровавый режим насилия. Они покрыли страну концентрационными лагерями, загнали в подполье все демократические организации, огнем и мечом подавляли малейшие проявления недовольства гитлеровским "новым порядком". Французский народ не мог мириться с таким положением. Он все активнее боролся за свободу Франции, за торжество демократии. С самого начала его борьбу возглавляла Французская коммунистическая партия. Ее Центральный комитет опубликовал в газете " Юманите" Манифест, подписанный Морисом Торезом и Жаком Дюкло, в котором призывал народ к объединению и борьбе против оккупантов и предателей, находящихся на службе у захватчиков.

Героическая борьба Советского Союза против Гитлеровской Германии активизировала сопротивление французского народа немецко-фашистским оккупантам. Силы движения Сопротивления вне метрополии консолидировались под руководством Французского Национального комитета, находившегося в Лондоне. Рост антифашистских настроении все сильнее чувствовался и в армии. После позорной капитуляции и перемирия многие французские военные летчики оставались пока в частях, подчиненных правительству Петэна. Но, убедившись окончательно, что остатки французской авиации постепенно начинают превращаться в придаток гитлеровской военной машины, многие из них не пожелали служить предателям французского народа. Верные своей отчизне,они становились в ряды борцов под знамена свободной Франции.

Французские патриоты горели желанием вступить в открытую борьбу с ненавистным врагом. Однако союзники Франции—США и Англия - не торопились с развертыванием решительной борьбы с гитлеровской Германией.

Внимание французских патриотов все больше и больше привлекала Советская страна, народы которой мужественно боролись с агрессором.

В конце 1942 года французские добровольны - 14 летчиков и 58 авиационных механиков - прибили в Советский Союз, чтобы продолжить борьбу с врагом своей родины совместно с Красной Армией.

Наш народ с большой теплотой принял французских добровольцев, пожелавших бороться в рядах Военно-Воздушных Сил Красной Армии против злейшего врага человечества - германского фашизма. На вооружение Французской добровольческой эскадрильи, получившей название " Нормандия", были даны лучшие самолеты - истребители советского производства.

Советские летчики и механики помогли французам быстро освоить новую авиационную технику и передали им свой опыт борьбы с немецко-фашистской авиацией.

Приказом Командующего ВВС Красной Армии от 4 декабря 1942 года эскадрилья «Нормандия» была включена в состав советских Военно-Воздушных Сил. После непродолжительной подготовки в г.Иваново в марте 1943 года она была отправлена на фронт и вошла в состав 1-й воздушной армии. Боевое крещение "Нормандия" получила на орловском направлении, где она одержала несколько побед. В схватках с врагом французские летчики приобрели опыт и еще больше закалили свою волю к борьбе. С прибытием нового пополнения в августе 1943 года эскадрилья была переформирована в отдельный истребительный авиационный полк. Вместе с частями 303-й истребительной авиационной дивизии полк прошел славный боевой путь от Подмосковья до Восточной Пруссии.

25 мая 1944 года полк "Нормандия" поднялся с тылового аэродрома, лидируемый генералом Г.Н.Захаровым, перебазировался на фронтовой аэродром Дубровка, расположенный в 60 километрах западнее Смоленска. По прибытии на фронт полк снова поступил в оперативное подчинение 303-й Смоленской истребительной авиационной дивизии, которая продолжала действовать в составе 1-й воздушной армии.

Состав французского авиаполка в то время был самым большим за время пребывания на советско-германском фронте, боевое мастерство летчиков намного повысилось. Во главе эскадрильи стояли опытные офицеры, прошедшие хорошую фронтовую закалку в боях 1943 года и дополнительную тренировку зимой и весной 1944 года в Туле. Командир полка подполковник П. Пуйяд делал все возможное, чтобы полк стал наиболее боеспособным.

Большую помощь в работе П.Пуйяду оказывал его заместитель майор Луи Дельфино. Подполковник Пуйяд понимал, что командир эскадрильи - основная опора командира полка: они обучают летчиков, готовят их к боевому заданию и сами водят их в бой. Поэтому во главе эскадрилий по его рекомендации были поставлены наиболее подготовленные и опытные офицеры.

3-ю авиационную эскадрилью возглавлял капитан Марсель Лефевр, молодой, но уже опытный летчик. Летное образование он получил на юге Франции в г.Истр, где некоторое время был инструктором, обучая молодых летчиков. Война, а затем позорная капитуляция Франции застали его в Северной Африке. Не задумываясь он перелетел в Гибралтар, а оттуда в Англию, чтобы принять участие в отражении налетов немецкой авиации. Как настоящий патриот Франции, он всей душой ненавидел фашизм и поэтому не случайно оказался одним из первых в составе эскадрильи "Нормандия".

Общительность и любознательность помогли ему быстро сблизиться с советскими летчиками и быстро найти с ними общий язык. В Советском Союзе ему нравились люди, среди которых он чувствовал себя как среди своих,военная форма Красной Армии,которую он больше всех из французов любил носить, добротное летное обмундирование.

Лефевра часто можно было видеть среди летчиков 303-й истребительной авиационной дивизии. То он спрашивал,как лучше вести бои с немецким истребителем " Фокке-Вульф-190", то интересовался тактикой группового воздушного боя или техникой выполнения той или иной фигуры высшего пилотажа на самолете Як-9. Прямой по характеру, вежливый и скромный, он пользовался в полку большим уважением. Всегда рвавшийся в бой, Лефевр не пропустил почти ни одного из всех боевых заданий, которые выполнялись " Нормандией". Особенно ему нравились воздушные бои,проводимые совместно с летчиками 18-го гвардейского истребительного авиационного полка.

Обладая ораторскими способностями и умея правильно оценивать происходящие события, Лефевр был в эскадрильи нештатным политическим наставником. Он часто говорил о желании участвовать в боях за освобождение Франции после разгрома немецко-фашистской армии на советско-германском фронте. За победы, одержанные в боях 1943 года Лефевр был награжден двумя советскими орденами.

Командиром 4-й эскадрильи вместо убывшего во Францию Дидье Бегэна стал капитан Рене Шалль. 0н еще не успел проявить себя в боях на советско-германском фронте, но его большой опыт летной работы был залогом успешного командования авиационным подразделением.

Помимо перечисленных основных руководителей полка и эскадрилий   нельзя не отметить таких заместителей командиров эскадрилий и командиров звеньев,как Морис де Сейн, Ролан де ля Пуап, Жак Андре, Роже Марки, Леон Кюффо.

К началу вторичного прибытия на фронт в тактике воздушного боя полка "Нормандия" наметился существенный перелом. Была хорошо отработана слетанность пар, звеньев и эскадрилий, а также налажено их четкое взаимодействие. Ведомые летчики теперь не отрывались от ведущих, надежно охраняя их. При благоприятных условиях атаковал и ведомый под прикрытием своего ведущего. Такой порядок взаимодействия экипажей в паре обеспечивал белее смелые и решительные атаки и почти исключал внезапное нападение противника.

Перед началом боевых действий советское командование предоставило французским летчикам возможность ознакомиться с воздушной обстановкой и районом полетов. Отдельными группами летчики вылетали в сторону линии фронта, знакомясь с характерными ориентирами и передним краем обороны противника. Все эти полеты обычно заканчивались благополучно, но в последнем из них случилось летное происшествие.

В середине дня 28 мая группа "яков" во главе с Пуйядом совершала очередной облет района Витебска, который к тому времени был еще занят немецко-фашистскими войсками. Пройдя первую половину маршрута, Лефевр, следовавший в этой группе, заметил падение давления бензина, мотор начал давать перебои, и командир 3-й эскадрильи вынужден был покинуть боевой порядок группы и направиться на свой аэродром под прикрытием летчика Франсуа де Жоффра.

Запас высоты и скорости позволял дотянуть до своей базы. С ходу Лефевр пошел на посадку, выпустив шасси и щитки. На планировании он успел передать по радио: "Я весь в бензине..."  Положение было опасным. Однако самолет его приземлился и заканчивая пробег, стал отворачивать влево. В таких случаях обычно выключают зажигание еще на планировании, но Лефевр, видимо, этого не сделал. Вместо того, чтобы немедленно покинуть самолет, он решил отрулить с посадочной полосы. Это была его роковая ошибка. Как только самолет развернулся на 90 градусов, в кабине вспыхнули скопившиеся пары бензина. Огромные клубы дыма и огня взметнулись вверх. Охваченный пламенем, Лефевр вывалился из кабины и покатился по земле, пытаясь сбить с себя огонь. От пожара на самолете стали рваться патроны. Пренебрегая опасностью, советские механики подбегали к горящему летчику. Они быстро накрыли его куртками и погасили пламя. Но...Лефевр уже не в силах был сам подняться на ноги, одежда почти полностью сгорела, летчик получил очень сильные ожоги. Подоспевшие врачи во главе с капитаном Лебединским осторожно положили его на носилки и унесли в батальонный лазарет. Во второй половине дня транспортный самолет доставил Лефевра в Москву. В течение семи дней лучшие врачи московского авиационного госпиталя в Сокольниках боролись за жизнь замечательного французского летчика, но нельзя было ничего сделать.5 июня 1944 года Лефевр умер. Смерть вырвала из боевого коллектива летчиков полка "Нормандия" бесстрашного и храброго воина, одного из лучших командиров эскадрильи.

М. Лефевр был похоронен в Москве на Введенском кладбище, а после воины его прах был перевезен во Францию и захоронен на родине героя в г.Анделис близ Руана. Имя этого бесстрашного летчика, на боевом счету которого было уже 11 сбитых самолетов влага, навечно зачислено в списки одного из авиационных полков советских ВВС. За героизм и мужество, проявленные в борьбе против немецко-фашистских захватчиков Марселю Лефевру присвоено звание Героя Советского Союза

Летчики полка  "Нормандия-Неман" сбили 268 и подбили 80 немецких самолетов. Но и сами не избежали потерь. В боях погибло 42 французских летчика.

Советские люди помнят благородный поступок капитана Мориса де Сейна.

Полк "Нормандия-Неман" подучил приказ перебазироваться с аэродрома у деревни Дубровка Руднянского района в Литовскую республику, ближе к району боев. Чтобы не встретиться о немецкими истребителями, Морис де Сейн вел самолет низко. Вдруг он заметил пробивающиеся струйки бензина: самолет был обстрелян бродившими в нашем тылу гитлеровскими солдатами.

Морис сделал попытку приземлиться, но поток воздуха втянул в кабину пары бензина. У капитана была возможность выпрыгнуть на парашюте, но он этого не сделал, помнил, что рядом сидит старшина-механик Владимир Белозуб.

Так вдвоем они и погибли. Морис де Сейн до последней минуты оставался верным своему боевому товарищу.

Произошло это на русской, освобожденной от фашистов земле, 14 июля 1944 года — в день взятия Бастилии, национального праздника Франции. Так тесно переплелись в этот день трагедия и дружба, высота духа и боль...

И французы, и русские поклялись пронести через годы память о погибших друзьях, передать их детям и внукам.

...В далеком Париже у сестры погибшего Мориса де Сейна уже вырос сын Володя, названный так в честь фронтового друга ее брата. Руднянские школьники вели переписку с мадам де Сейн, матерью Мориса. Летчики прославленного полка «Нормандия—Неман» не раз приезжали в Рудню, были в Дубровке. Был здесь и генерал Пьер Пуйяд, командовавший полком в годы войны. И снова не было конца воспоминаниям, улыбкам и слезам. Эту встречу тоже не забудут рудняне.

И будут рассказы о дружбе представителей двух великих народов, объединившихся в борьбе с фашизмом, передаваться из уст в уста, от поколения к поколению.

Легендарный полк «Нормандия-Неман» был отмечен Советским правительством орденами Красного Знамени и  Александра Невского. Высокими наградами были отмечены и летчики. А четверо из них удостоены звания Героя Советского Союза.

В популярной песне о боевом содружестве советских и французских летчиков из полка "Нормандия-Неман" есть такие проникновенные слова:

В небесах мы летали одних,

Мы теряли друзей боевых,

Ну а тем, кому выпало жить,

Надо помнить о них и дружить.

Благодарные смоляне помнят смелых французских соколов, храбро сражавшихся вместе с советским народом против oбщего врага. Они чтут память погибших героев, как чтут и французы память советских людей, сражавшихся в отрядах борцов Сопротивления.

 

МБУК Руднянский исторический музей

Тел.: +7 (48141) 4-22-41
Электронная почта: muzeum2014@yandex.ru


Анонсы мероприятий и 

выставок

сентябрь













 



 

 

© Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Руднянский исторический музей», 2017

 

Web-canape — создание сайтов и продвижение

Яндекс.Метрика

Главная | Карта сайта | Интернет-приемная

Адрес: 216790, Смоленская обл., г.Рудня, ул.Киреева, д.48-а
Телефон: +7 (48141) 4-22-41
E-mail: muzeum2014@yandex.ru